Узаконивание вымогательства алиментов, вынесение незаконных решений судьями Верховного суда Республики Ингушетия под давлением судьи ВС РИ и члена президиума ВС РИ Точиевой Азы А. в личных целях.

Отправитель: Адам Б Опубликовано: 2022-03-25 Просмотров: 495

Кассационная жалоба



на апелляционное определение Судебной коллегии



по гражданским делам Верховного суда Республики Ингушетия



№ 33-1137/2021 от 23 ноября 2021 года



 



Гетагазова A.M. обратилась в суд с иском к Бекову A.M. об определении места  жительства  детей  и  взыскании  алиментов,   в  котором  просила  суд определить место жительства детей сторон - Бекова Имрана Адамовича, 01 августа 2008 года рождения, Бекова Магомеда Адамовича, 15 июля 2010 года рождения, Бековой Беллы Адамовны, 14 сентября 2013 года рождения, с матерью Гетагазовой A.M.; обязать ответчика передать ей малолетних детей - Бекова И.А. и Бекова М.А.; взыскать с Бекова A.M. в ее пользу алименты на содержание троих детей в размере половины заработка и иного дохода ответчика ежемесячно до достижения детьми совершеннолетнего возраста.



Беков A.M. обратился в суд к Гетагазовой A.M. со встречным иском об определении места жительства детей и взыскании алиментов, в котором просил суд определить место жительства троих детей с ним, взыскав с Гетагазовой A.M. алименты на содержание троих детей.



Решением Магасского районного суда Республики Ингушетия от 16 июня 2021г., изготовленным в окончательной форме 23.06.2021г., суд удовлетворил исковое заявление Гетагазовой А.М., определил место жительства несовершеннолетних детей Бекова Имрана Адамовича, 01.08.2008 года рождения, Бекова Магомеда Адамовича, 15.07.2010 года рождения, Бековой Беллы Адамовны, 14.09.2013 года рождения, с матерью Гетагазовой A.M. по месту ее жительства.



На меня возложена обязанность передать Гетагазовой Айне Магомедовне несовершеннолетних детей Бекова Имрана Адамовича, 01.08.2008 года рождения, Бекова Магомеда Адамовича, 15.07.2010 года рождения.



Также в пользу Гетагазовой А.М. с меня взысканы алименты в размере ½ всех видов заработка ежемесячно.



В удовлетворении моих встречных исковых требований отказано.



Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия № 33-1137/2021 от 23 ноября 2021 года (изготовленного 30.11.2021г.) решение суда первой инстанции отменено в связи с нарушением тайны совещательной комнаты, дело рассмотрено по правилам суда первой инстанции.



По делу вынесено новое решение, которым исковые требования Гетагазовой А.М. удовлетворены, место жительства несовершеннолетних детей Бекова Имрана Адамовича, 01.08.2008 года рождения, Бекова Магомеда Адамовича, 15.07.2010 года рождения, Бековой Беллы Адамовны, 14.09.2013 года рождения, определено с матерью Гетагазовой A.M. по месту ее жительства.



На меня возложена обязанность передать Гетагазовой Айне Магомедовне несовершеннолетних детей Бекова Имрана Адамовича, 01.08.2008 года рождения, Бекова Магомеда Адамовича, 15.07.2010 года рождения.



Также в пользу Гетагазовой А.М. с меня взысканы алименты в размере ½ всех видов заработка ежемесячно начиная с 14 октября 2019 года до достижения детьми совершеннолетнего возраста. 



В удовлетворении моих встречных исковых требований отказано.



В соответствии с частью 1 статьи 379.7 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.



Такие нарушения по настоящему гражданскому делу допущены судами первой и апелляционной инстанции при вынесении принятых по делу судебных актов.



Итоговое решение суда апелляционной инстанции в части удовлетворения исковых требований Гетагазовой А.М. и отказа в удовлетворении моих встречных исковых требований является незаконным и подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в апелляционный суд другого субъекта Российской Федерации по следующим основаниям.



1. Грубейшим нарушением со стороны суда апелляционной инстанции является рассмотрение дела в незаконном составе.



Истцом по делу является Гетагазова Айна Магомедовна, чья мать – Баркинхоева (Точиева) Лиза Арцхоевна, (проходящая по делу в качестве свидетеля), является родной сестрой, члена Судьи Верховного Суда Республики Ингушетия Точиевой Азы Арцхоевны.



Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 17 февраля 2015 г. № 8 Судья Верховного Суда Республики Ингушетия Точиева Аза Арцхоевна назначена членом президиума Верховного Суда Республики Ингушетия, также является председателем судебной коллегии по гражданским делам.



Являясь членом президиума Верховного суда Республики Ингушетия, судья ВС РИ Точиева Аза Арцхоевна, может влиять на ход рассмотрения дела в Верховном суде Республики Ингушетия в силу своего служебного положения.



Так, в соответствии с п. 2 части 3 статьи 26 Федерального конституционного закона от 07.02.2011 N 1-ФКЗ (ред. от 06.03.2019) "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2019) именно президиум суда утверждает по представлению председателя соответствующего суда судебные составы судебной коллегии по гражданским делам из числа судей этого суда.



Президиум также осуществляет следующие полномочия:



- ежегодно представляет по предложению председателя верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа на утверждение Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации состав (составы) судебной коллегии (судебных коллегий) судей верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, принимающей (принимающих) решение (решения) по вопросу о привлечении к административной ответственности судьи районного суда, а также по другим вопросам, предусмотренным законом Российской Федерации о статусе судей в Российской Федерации;



 - рассматривает материалы по изучению и обобщению судебной практики и анализу судебной статистики;



- заслушивает отчеты председателей судебных коллегий о деятельности коллегий, рассматривает вопросы работы аппарата суда;



- осуществляет иные полномочия в соответствии с федеральными законами.



Таким образом, все судьи Верховного Суда Республики Ингушетия и работники аппарата Верховного Суда Республики Ингушетия находятся под служебным влиянием члена Президиума Верховного Суда Республики Ингушетия Точиевой Азы Арцхоевны, наделенной определенными полномочиями, касающимися каждого из этих судей и работников без исключения. 



При таких обстоятельствах рассматривающие дело судьи, а также все остальные судьи Верховного Суда Республики Ингушетия могут быть заинтересованы в исходе дела, длительное время работают с членом президиума Верховного Суда Республики Ингушетия Точиевой Азой Арцхоевной, являющейся сестрой матери истца по делу Гетагазовой Айны Магомедовны.



Согласно статье 16 (пункт 3) ГПК РФ судья не может рассматривать дело и подлежит отводу, если он: "лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, вызывающие   сомнение в его объективности и беспристрастности".



В абзаце 56 Постановления Европейского Суда по правам человека от 7 августа 1996 по делу "Феррантелли и Сантанжело против Италии" (Ferrantelli and Santangelo v. Italy, жалоба N 19874/92, § 56) сказано следующее: «Наличие или отсутствие беспристрастности, применительно к п.1 ст.6 Конвенции о правах человека, должно устанавливаться путем субъективной оценки, то есть на основании личных убеждений и поведенческих особенностей конкретного судьи в конкретном случае, а так же с помощью объективного подхода, то есть определения, обеспечивал ли этот судья процессуальные гарантии, достаточные для того, что бы исключить любое законное сомнение в этом отношении».



В статье 3 ФЗ «О статусе судей» также говорится о том, что «Судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации и другие законы, в том числе и запрещающие ограничение в доступе к правосудию для граждан и юридических лиц. Судья при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности».



Возможность отвода всего состава суда при наличии сомнений в беспристрастности суда признан возможным и допустимым не только Европейским судом по правам человека, но и Конституционным Судом Российской Федерации, Верховным Судом Российской Федерации.



Рассматривая беспристрастность в двух аспектах (объективном и субъективном) Европейский суд рассматривает беспристрастность в объективном смысле как наличие достаточных гарантий, исключающих какие-либо сомнения по этому поводу. Необходимость соблюдения такого требования объясняется доверием общества как к судье в конкретном деле, так и к судебной системе в целом. Как отмечает Европейский суд, "в этом отношении даже видимость может иметь значение".



Этот подход сформулирован и последовательно применяется Европейским судом, в том числе в делах по жалобам против Российской Федерации (в частности, в постановлениях от 03.02.2011 по делу "Игорь Кабанов против Российской Федерации", от 09.01.2018 по делу "Ревтюк против Российской Федерации"). 



В деле "Игорь Кабанов против Российской Федерации" Европейский суд разобрал ситуацию, в которой был заявлен отвод всему суду. Основанием стало то, что дисциплинарное разбирательство в отношении заявителя (адвоката) было инициировано председателем суда, в связи с чем, объективность любого судьи вызывала у заявителя сомнения. Ходатайство было возвращено заявителю со ссылкой на то, что гражданским процессуальным законодательством допускается отвод конкретным судьям, назначенным для рассмотрения дела, а не всем судьям одновременно.



В Европейском суде представители Российской Федерации поддержали указанные основания для отказа в отводе всего суда, сославшись также на то, что оказание председателем суда давления на судей, участвовавших в разбирательствах, не подтверждено фактическими обстоятельствами. Однако Европейский суд увидел в позиции властей нарушение прав заявителя и пришел к выводу, что для отвода всего суда в связи с сомнениями в его беспристрастности не нужно последовательно заявлять отвод каждому из судей этого суда.



Высшие суды РФ поддержали подход Европейского суда, допускающий отвод сразу всех судей соответствующего суда.



Так, Конституционный суд Российской Федерации пришел к выводу, что невозможность заявления отвода всему суду приводит к нарушению ст. 46 Конституции. Изменение подсудности лишь после последовательного удовлетворения заявлений об отводе либо о самоотводе каждого из судей с учетом значительного числа судей в штате суда ведет к несоблюдению процессуальной экономии и создает препятствия для доступа к правосудию в разумный срок без неоправданной задержки (постановление КС РФ от 09.11.2018 № 39-П).



Верховный Суд Российской Федерации в свою очередь указал, что для обеспечения рассмотрения дела беспристрастным судом не требуется, чтобы отводы были заявлены каждому из судей и все были удовлетворены. Достаточно в рамках критерия объективности определить, имеются ли доказуемые факты, которые могут вызвать сомнения в беспристрастности судей такого суда (определения Апелляционной коллегии ВС РФ от 27.12.2018 № АПЛ18-608, от 24.05.2018 № АПЛ18-215).



В деле имеется Определение судьи ВС РИ Точиевой А.А. от 11.02.2020 года о самоотводе (выделенный материал по частной жалобе: том 1 л.д. 176), в котором отражена ее родственная связь с Истцом. Факт родственной связи Точиевой А.А. с истцом признан представителем Истца адвокатом Маштаговой Б.М.



Наличие у судьи Верховного Суда Республики Ингушетия члена Президиума Верховного Суда Республики Ингушетия Точиевой А.А. родственной связи с Истцом, при одновременном пребывании всех судей Верховного суда Республики Ингушетия в длительных служебных отношениях с Точиевой А.А. является очевидным доказательством наличия сомнений в беспристрастности судей Верховного Суда Республики Ингушетия, подтвержденным документально.



Таким образом, в рамках критерия объективности при рассмотрении дела установлены объективные факты, подтвержденные доказательствами, имеющимися в деле, которые могут вызвать сомнения в беспристрастности всех судей Верховного Суда Республики Ингушетия



В связи с этим, весь состав суда, рассматривающий дело, а также все остальные судьи Верховного Суда Республики Ингушетия, включая членов Президиума Верховного Суда Республики Ингушетия, не могли рассматривать мою апелляционную жалобу, как лица – коллеги родной тети истца по делу, лично, прямо или косвенно заинтересованные в исходе дела, имеются обстоятельства, вызывающие сомнение в объективности и беспристрастности всех судей Верховного Суда Республики Ингушетия.         



В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ суд передает дело на рассмотрение другого суда общей юрисдикции, если после отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам замена судей или рассмотрение дела в данном суде становятся невозможными.



Передача дела в этом случае осуществляется вышестоящим судом. Передача дел, подлежащих рассмотрению в верховном суде республики, краевом, областном суде, суде города федерального значения, суде автономной области или суде автономного округа, осуществляется кассационным судом общей юрисдикции.



Мною и моим представителем было подано два ходатайства об отводе всего состава суда по указанному мотиву.  



До судебного состава была доведена практика Европейского суда по правам человека, приведены доказательства наличия родственных отношений, и наличия служебных полномочий у судьи Точиевой А.А. в отношении судей Верховного суда Республики Ингушетия.



Несмотря на наличие в деле доказательств родственной связи между Истцом и Точиевой А.А., суд в обоих случаях безосновательно и безмотивно отклонил заявленные отводы всем cудьям Верховного суда Республики Ингушетия.



Так, в определении от 14 октября 2021 года (том 6 л.д. 24-25), отклоняя заявление представителя Бекова А.М. Мальсагова З.А. суд в качестве основания для отказа указал следующее: «Беспристрастность судей, рассматривающих дело, презюмируется, пока не доказано иное. На основании изложенного судебная коллегия полагает, что ходатайство представителя ответчика Мальсагова З.А. подлежит оставлению без удовлетворения».



При рассмотрении моего заявления об отводе всех судей Верховного Суда Республики Ингушетия вынесено аналогичное определение (том 6 л.д. 85-86), с такой же формулировкой.



В обоих случаях суд не отразил в своих определениях никаких фактов, которые установлены судом, результатов их оценки, равно как выводов по результатам оценки имеющихся в деле доказательств по существу рассматриваемых отводов.



Между тем, в Постановлении Пленума Верховного Суда от 19 декабря 2003 года «О судебном решении» отмечено, что решение суда должно быть законным и обоснованным (часть 1 статьи 195 ГПК РФ). Решение является обоснованным тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума ВС РФ № 23 от 19.12.2003).



          Также безмотивно и безосновательно был отклонен заявленный отвод судье Плиевой И.М., которая проявила свою заинтересованность в исходе дела, отклонив мое ходатайство о приостановлении исполнения принятого по делу решения Магасского районного суда Республики Ингушетия от 16 июня 2021 года в части взыскания алиментов, несмотря на переход к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции и нахождение двух несовершеннолетних детей со мною. 



2. Отсутствие беспристрастности у судей Верховного Суда Республики Ингушетия проявилось в полной мере при рассмотрении дела по существу и выразилось в полном игнорировании и нарушении судом апелляционной инстанции требований статьи 225 ГПК РФ при рассмотрении ходатайств ответчика Бекова А.М. и его представителя.



В нарушение этой нормы ни в одном случае в ходе судебного заседания в определениях по результатам рассмотрения ходатайств стороны ответчика, Судебная коллегия не указала мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался.



Так, в судебном заседании от 23 ноября 2021 года в ходе рассмотрения дела суд отклонил следующие письменные ходатайства Ответчика:



- о назначении повторной судебно-психологической экспертизы детско-родительских отношений (том 6 л.д. 98-100);



- о допросе эксперта (том 6 л.д. 115-117);



- о направлении международного судебного поручения (том 6 л.д. 122-123);



- о привлечении к участию в деле органа опеки и попечительства по месту жительства ответчика в Республике Казахстан (том 6 л.д. 87-88);



- об отмене обеспечительных мер (том 6 л.д. 94-95).



2.1. Из аудиозаписи судебного заседания видно, что по ходатайству о назначении повторной судебно-психологической экспертизы детско-родительских отношений суд вынес свое определение об отказе в его удовлетворении в следующем виде:



«В ходе рассмотрения гражданского дела по исковому заявлению Гетагазовой Айны Магомедовны к Бекову Адаму Магомедовичу об определении места жительства детей, взысканию алиментов и встречному исковому заявлению Бекова Адама Магомедовича к Гетагазовой Айне Магомедовне об определении места жительства детей, взыскании алиментов представителем Бекова адвокатом Мальсаговым заявлено ходатайство о назначении повторной судебно-психологической экспертизы детско-родительских отношений.



В обоснование ходатайства о назначении повторной судебной экспертизы представитель ответчика ссылался на то, что судебно-психологическая экспертиза проведена без участия Бекова который не был информирован о времени и месте проведения исследования.



Рассмотрев данное ходатайство, выслушав представителя ответчика Мальсагова, поддержавшего ходатайство, представителя истца Маштагову, возражавшую против удовлетворения ходатайства, судебная коллегия руководствуясь статьей 166 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила: В удовлетворении  ходатайства представителя Бекова А.М. адвоката Мальсагова З.А. о назначении повторной судебно-психологической экспертизы детско-родительских отношений по гражданскому делу по иску Гетагазовой Айны Магомедовны к Бекову Адаму Магомедовичу об определении места жительства детей, взыскании алиментов и встречному исковому заявлению Бекова Адама Магомедовича к Гетагазовой Айне Магомедовне об определении места жительства детей, взыскании алиментов отказать».           



Это дословная стенограмма мотивировочной и резолютивной части определения Судебной коллегии об отказе в удовлетворении ходатайства представителя ответчика Бекова А.М. адвоката Мальсагова З.А. о проведении повторной экспертизы.



Именно в таком виде было озвучено данное определение в судебном заседании от 23.11.2021 г. Из содержания данного определения видно, что в нарушение статьи 255 ГПК РФ, суд никак не мотивировал свое определение, не привел никаких доводов, по которым заявленное моим представителем ходатайство было отклонено.



Однако, в дело данное определение вложено в совершенно другом виде (том 6 л.д. 140-141) в котором на 2 листах Судебная коллегия описывает обстоятельства дела, излагает мотивы, по которым вышеуказанное ходатайство было отклонено. Такое определение в судебном заседании не озвучивалось.



2.2. Из аудиозаписи судебного заседания видно, что по ходатайству о допросе эксперта суд вынес определение об отказе в его удовлетворении в следующем виде:



«Коллегия не усматривает оснований для допроса эксперта и полагает необходимым отказать в ходатайстве о допросе эксперта».



Это - дословная и полная стенограмма мотивировочной и резолютивной части определения Судебной коллегии об отказе в удовлетворении ходатайства представителя ответчика Бекова А.М. адвоката Мальсагова З.А. о допросе эксперта. Именно в таком виде было озвучено данное определение в судебном заседании от 23.11.2021 г.



Из содержания данного определения видно, что в нарушение статьи 255 ГПК РФ, суд никак не мотивировал свое определение, не привел никаких доводов, по которым заявленное моим представителем ходатайство было отклонено.



Нарушение требований статьи 225 ГПК РФ при рассмотрении данного ходатайства подтверждается протоколом судебного заседания от 23.11.2021 г. (л.д. 176), в котором на странице 11 абз. 7 зафиксировано немотивированное определение судебной коллегии по данному ходатайству. 



Между тем, согласно части 2 статьи 225 ГПК РФ определение, которое выносится судом без удаления в совещательную комнату, должно содержать сведения, указанные в пунктах 4 - 6 части первой настоящей статьи.



2.3. Из аудиозаписи судебного заседания видно, что по ходатайству о направлении международного судебного поручения в Республику Казахстан для выяснения мнения несовершеннолетних детей Бекова И.А. и Бекова М.А. суд вынес определение об отказе в его удовлетворении в следующем виде (дословная стенограмма аудиозаписи):



«Коллегия полагает, что ходатайство о направлении международного судебного поручения не подлежит удовлетворению, и отказывает в его удовлетворении».      



Именно в таком виде было озвучено данное определение в судебном заседании от 23.11.2021 г.



Из содержания данного определения видно, что в нарушение статьи 255 ГПК РФ, суд никак не мотивировал свое определение, не привел никаких доводов, по которым заявленное моим представителем ходатайство было отклонено.



Нарушение требований статьи 225 ГПК РФ при рассмотрении данного ходатайства подтверждается протоколом судебного заседания от 23.11.2021 г. (л.д. 176), в котором на странице 11 абз. 9 зафиксировано немотивированное определение судебной коллегии по данному ходатайству.  



Между тем, согласно части 2 статьи 225 ГПК РФ определение, которое выносится судом без удаления в совещательную комнату, должно содержать сведения, указанные в пунктах 4 - 6 части первой настоящей статьи.



2.4. Из аудиозаписи судебного заседания видно, что по ходатайству о привлечении к участию в деле органа опеки и попечительства по месту жительства ответчика Бекова А.М. в Республике Казахстан суд вынес определение об отказе в его удовлетворении в следующем виде:



«В ходе рассмотрения гражданского дела по исковому заявлению Гетагазовой Айны Магомедовны к Бекову Адаму Магомедовичу об определении места жительства детей, взысканию алиментов и встречному исковому заявлению Бекова Адама Магомедовича к Гетагазовой Айне Магомедовне об определении места жительства детей, взыскании алиментов представителем Бекова адвокатом Мальсаговым заявлено ходатайство о привлечении к участию в деле органа опеки и попечительства по месту жительства ответчика.



В обоснование ходатайства представитель ответчика Мальсагов ссылается на то, что в настоящее время ответчик Беков А.М. проживает со своими детьми в Республике Казахстан, г. Павлодаре по ул. Томская, 16. Получил вид на жительство в Республике Казахстан, где он планирует в дальнейшем проживать со своими детьми.



Рассмотрев данное заявление, выслушав представителя ответчика Мальсагова, поддержавшего ходатайство, представителя истца Маштагову, возражавшую против удовлетворения ходатайства, судебная коллегия, руководствуясь статьей 166 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила: В заявлении представителя ответчика Мальсагова о привлечении к участию в настоящем гражданском деле органа опеки и попечительства по месту жительства ответчика оставить без удовлетворения».



Это - дословная и полная стенограмма мотивировочной и резолютивной части определения Судебной коллегии об отказе в удовлетворении ходатайства представителя ответчика Бекова А.М. адвоката Мальсагова З.А. о направлении международного судебного поручения. Именно в таком виде было озвучено данное определение в судебном заседании от 23.11.2021 г.



Из содержания данного определения видно, что в нарушение статьи 255 ГПК РФ, суд не привел никаких мотивов или законов, на основании которых заявленное моим представителем ходатайство было отклонено.



Однако, в дело данное определение вложено в совершенно другом виде (том 6 л.д. 142-143) в котором на 2 листах Судебная коллегия описывает обстоятельства дела, излагает мотивы, по которым вышеуказанное ходатайство было отклонено. Такое определение в судебном заседании не озвучивалось.



2.5. Из аудиозаписи судебного заседания видно, что по ходатайству об отмене обеспечительных мер суд вынес определение об отказе в его удовлетворении в следующем виде:



«При рассмотрении настоящего гражданского дела ответчиком Бековым А.М. подано ходатайство об отмене обеспечительных мер, принятых определением Магасского районного суда Республики Ингушетия от 24.12.2020 года, ссылаясь на то, что он изменил свое место жительства и переехал на постоянное место жительства в Республику Казахстан, где получил вид на жительство в Республике Казахстан.



Рассмотрев данное ходатайство, выслушав представителя ответчика Мальсагова З.А., просившего ходатайство удовлетворить, представителя истца Маштагову Б.М., возражавшего против удовлетворения данного ходатайства, судебная коллегия руководствуясь статьей 166 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила: ходатайство Бекова А.М. об отмене обеспечительных мер, принятых определением Магасского районного суда Республики Ингушетия от 24 декабря 2020 г. по настоящему гражданскому делу оставить без удовлетворения».  



Это - дословная и полная стенограмма мотивировочной и резолютивной части определения Судебной коллегии об отказе в удовлетворении ходатайства представителя ответчика Бекова А.М. адвоката Мальсагова З.А. о направлении международного судебного поручения. Именно в таком виде было озвучено данное определение в судебном заседании от 23.11.2021 г.



Из содержания данного определения видно, что в нарушение статьи 255 ГПК РФ, суд не привел никаких мотивов или законов, на основании которых заявленное мною ходатайство было отклонено.



Однако, в дело данное определение вложено в совершенно другом виде (том 6 л.д. 144-145) в котором на 2 листах Судебная коллегия описывает обстоятельства дела, излагает мотивы, по которым вышеуказанное ходатайство было отклонено. Такое определение в судебном заседании не озвучивалось.



Таким образом, ни одно из пяти заявленных со стороны ответчика ходатайств не было рассмотрено судом апелляционной инстанции с вынесением мотивированного определения в нарушение статьи 225 ГПК РФ.



То есть, позиция Ответчика по делу, выраженная в процессуальных документах в виде ходатайств, была неоднократно, безосновательно,  безмотивно и, следовательно – незаконно, отклонена судом апелляционной инстанции, фактически проигнорирована судом.



Тем самым судебная коллегия проявила свою небеспристрастность, заинтересованность в исходе дела.



3. В связи с неоднократным нарушением судом апелляционной инстанции требований статьи 225 ГПК РФ при рассмотрении ходатайств ответчика и его представителя, всему составу судебной коллегии, рассматривавшему дело, вновь  был заявлен отвод, который судом апелляционной инстанции также незаконно был отклонен.



При этом суду было сообщено, что при рассмотрении пяти заявленных ответчиком и его представителем ходатайств были нарушены положения статьи 225 ГПК РФ, в которой говорится что в определении должны быть приведены мотивы, по которым отклонены ходатайства, ни в одном из этих пяти случаев судом не были приведены мотивы, по которым отклонены ходатайства, из чего усматривается заинтересованность членов коллегии в исходе дела. Все ходатайства ответчика отклонены, Мотивы, по которым отклонены не приведены, в связи с чем возникают сомнения в объективности и беспристрастности суда.



Несмотря на очевидность этих нарушений при рассмотрении ходатайств ответчика, их безмотивное отклонение, то есть совершение судом очевидных и незаконных действий в интересах одной из сторон процесса при рассмотрении дела по существу, суд отклонил заявленный отвод, и продолжил рассмотрение дела по сути в незаконном составе.



4. В целях скрыть свое процессуальное нарушение и наличие сомнений, суд апелляционной инстанции вложил в дело три определения по результатам рассмотрения ходатайств стороны ответчика, которые не соответствуют тем определениям, которые были озвучены в судебном заседании.



Это обстоятельство также указывает на наличие прямой заинтересованности членов коллегии, как и других работников суда в исходе дела.



Даже само несоответствие озвученных определений судебной коллегии, зафиксированных аудиозаписями судебного заседания от 23.11.2021 г., их содержанию на бумажных носителях само по себе говорит о заинтересованности членов суда в исходе дела, их необъективности, подтверждает обснованность сомнений ответчика в беспристрастности членов коллегии и судей Верховного суда Республики Ингушетия.  



При таких обстоятельствах рассмотрение дела в Верховном суде Республики Ингушетия является незаконным, рассмотрение дела произведено судом в незаконном составе, при наличии объективных сомнений в объективности и беспристрастности суда, при наличии проявлений заинтересованности судей, неоднократно нарушивших нормы ГПК РФ при рассмотрении ходатайств ответчика.  



5. Еще одним очевидным проявлением заинтересованности в исходе дела является то обстоятельство, что суд апелляционной инстанции сослался в своем решении на документы, не исследованные в ходе судебного разбирательства.



Так, в апелляционном определении на странице 6 абзац 5 суд апелляционной инстанции сослался на определение Верховного Суда Российской Федерации от 23 марта 2021 года, указав место его нахождения в деле: материал № 2 -105 /2020, том 2 л.д.242-249.



Однако, из протокола судебного заседания видно, что данное определение и весь материал в судебном заседании не исследовались. Исследование было завершено после 5 тома основного дела.



Сведений об исследовании материала № 2 -105/2020, его отдельных документов, и отдельно определения Верховного Суда Российской Федерации от 23 марта 2021 года в протоколе судебного заседания не имеется.



Факт неисследования судом апелляционной инстанции данного материала говорит не только о неполноте исследования письменных материалов дела, но и о наличии заинтересованности в исходе дела.



Целых три тома дела не было исследовано судом апелляционной инстанции в судебном заседании.



Несмотря на это, на отдельные документы из этого материала, выгодные Истцу, имеется ссылка в итоговом решении суда.



При этом, суд апелляционной инстанции не учел других документов этого материала, а именно - Определение судьи ВС РИ Точиевой А.А. от 11.02.2020 года о самоотводе (выделенный материал по частной жалобе: том 1 л.д. 176), в котором отражена ее родственная связь с Истцом.



Между тем, из сопроводительного письма Магасского районного суда (том 6 л.д. 1) видно, что дело поступило в Верховный Суд Республики Ингушетия в 5 томах основного дела и 3 томах выделенных материалов, входящих в состав дела. 



6. Судом первой инстанции не выяснялось и не учитывалось мнение детей, достигших 10-летнего возраста.



Согласно абзаца 2 пункта 3 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации, устанавливающего, что при отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей.



При этом суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).



Суд апелляционной инстанции не установил мнение детей, достигших 10-летнего возраста – Бекова Имрана Адамовича и Бекова Магомеда Адамовича.  



Старший ребенок, Беков Имран Магомедович категорически возражает против проживания с матерью Гетагазовой Айной Магомедовной.



Его мнение было доведено до сведения суда апелляционной инстанции путем предъявления видеозаписи с его прямым обращением к суду, снятым в присутствии истца, участкового инспектора, адвокатов с обоих сторон и других свидетелей в Республике Казахстан 20.12.2019г. 



На этом видео, просмотренном в судебном заседании, Имран отчетливо сообщил всем участникам беседы о своем желании остаться в Республике Казахстан, о своем нежелании жить даже временно со своей матерью, ехать вместе с ней в Республику Ингушетия, сообщил о применении матерью в отношении него насилия (била домашними тапочками), и обратился непосредственно к суду с соответствующим недвусмысленным обращением. 



На указанной видеозаписи, представленной суду, усматривается, что старший ребенок Беков И.А. 01.08.2008г.р., мнение которого должно быть в обязательном порядке учтено при рассмотрении существа судебного спора, на предложение своей бабушки по материнской линии Баркинхоевой Елизаветы Арцхоевны «судья сказал твоему отцу, поезжайте и привезите старшего сына, чтобы он в суде сказал все, что ты сейчас рассказываешь. Чтобы ты рассказал в суде. Имран, тебе только надо приехать и рассказать, или так или так. Мы все передаем, но сказали, что этого мало, надо чтобы Имран приехал и сам сказал в суде», Беков Имран Адамович ответил категорическим отказом. (видеозапись 12 минут 10 сек. – 12 мин 55 сек.).



На повторное обращение Баркинхоевой Елизаветы Арцхоевны к внуку с просьбой поехать в Ингушетию для выяснения в суде его мнения по существу спора об определении места жительства, в присутствии брата ответчика Бекова Х.М., который также комментирует необходимость поездки в Ингушетию, Беков Имран Адамович повернувшись в сторону объектива видеозаписывающего устройства и осмысленно обращаясь к судье и указывая на мать Гетагазову А.М., говорит: «Я не хочу ехать на Кавказ, так как я не хочу рядом с ней находиться. Если моя семья будет со мной, я хочу жить с отцом. Моя семья - это папа, бабушка, дядя и Мадина. Если нет выбора кроме двоих, я выберу только отца. С ней я не хочу даже рядом быть».



На вопрос: «с кем, с ней?» Имран уверенно отвечает, кивая на мать: «С Айной». При этом истица (мать) требуя повернуть к ней объектив видеозаписывающего устройства, констатирует: «Айна - это я» (видеозапись, 22 мин. 55 сек – 26 мин, 45 сек).



Таким образом, Беков Имран Адамович 01.08.2008г.р. в категоричной форме заявил о нежелании ехать в Ингушетию, это является его собственным мнением, сформированным лично, без воздействия третьих лиц, о своем негативном отношении к своей матери.



При этом, Имран сообщил о фактах рукоприкладства в отношении него со стороны матери с применением домашних тапочек, и отказался ехать в Республику Ингушетия со своей, как он заявил, «биологической матерью», к которой он по ее вине проявлял крайне отрицательные эмоции.



Таким категорическим заявлением ребенок подчеркнул, что он осознает, что Гетагазова А.М. является его матерью, но испытывает к ней негативные чувства, основанные на его детских воспоминаниях, на отсутствии внимания к нему с ее стороны и ранее нанесенных ему матерью обидах, не желает с ней рядом находиться, причем именно по её вине.



7. Мнение детей по заявленному исковому требованию судом апелляционной инстанции не выяснялось ни лично, ни посредством современных возможностей коммуникации.



В апелляционном определении суда апелляционной инстанции указано, что ответчик уклонялся от обеспечения присутствия детей в судебном заседании для их опроса, в связи с чем, мнение детей не выяснено.



Между тем, данный вопрос на обсуждение сторон судом апелляционной инстанции не выносился. Никаких поручений по обеспечению присутствия детей в судебном заседании суд апелляционной инстанции ответчику не давал, что видно из протокола судебных заседаний.  



Несмотря на это, суд апелляционной инстанции сослался в принятом по делу судебном акте на некие протокольные определения (без указания на их даты), которыми судом первой инстанции якобы возлагал на ответчика обязанность обеспечить присутствие детей в суде для их опроса.



Данная информация не соответствует фактическим обстоятельствам дела, так, вопрос об опросе ребенка - Бекова Магомеда Адамовича в суде первой инстанции никогда не стоял.



После того, как ему исполнилось 10 лет никто, ни суд первой инстанции, ни суд апелляционной инстанции не давал ответчику никаких поручений по поводу обеспечения присутствия детей в судебном заседании в суде апелляционной инстанции.



Кроме того, на момент рассмотрения дела в суде первой инстанции Беков А.М. проживал в Республике Ингушетия отдельно от детей.



На момент рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции фактические обстоятельства изменились – Беков А.М. проживает в Республике Казахстан вместе со своими детьми, имеет там вид на жительство, в связи с чем, подано заявление об уточнении встречных исковых требований.



В связи с переходом к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции должен был исходить из фактических обстоятельств, имеющихся на момент рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции.



Поэтому, суд апелляционной инстанции должен был самостоятельно обеспечить реализацию прав проживающих совместно с отцом несовершеннолетних детей, достигших 10-летнего возраста, на выражение своего мнения по существу рассматриваемого вопроса. 



Однако, суд апелляционной инстанции от этой обязанности уклонился, оставив без внимания и выяснения мнение детей, чем в очередной раз проявил заинтересованность в исходе дела и свою небеспристрастность.



8. Отношение детей к матери, зафиксированное на видеозаписях их встреч, предъявленных сторонами, суд апелляционной инстанции не учитывал.



Также суд не учел озвученную старшим сыном Имраном информацию о фактах рукоприкладства со стороны матери в отношении ребенка, возможность причинения вреда психическому и физическому состоянию детей в результате передачи их матери при установленных судом фактах рукоприкладства со стороны Гетагазовой А.М., о которых было заявлено Бековым И.А. в видеозаписи от 20.12.2019г., приобщенной к делу.



Мной неоднократно заявлялись ходатайства о направлении международного судебного поручения в компетентный орган и компетентный суд Республики Казахстан о выяснении мнения Бекова И. А. и Бекова М.А. на основании части 4 статьи 407 ГПК РФ и статьей 6 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Заключена в г. Минске 22.01.1993, ратифицирована Федеральным законом от 04.08.1994 N 16-ФЗ, вступила в силу 19.05.1994, для Российской Федерации 10.12.1994)



Однако, суд апелляционной инстанции необоснованно отклонил данное ходатайства, проявив заинтересованность в исходе дела.



Таким образом, мнение детей судом непосредственно не было выяснено при принятии решения, суд руководствовались исключительно документами, представленными Истцом, которые не могут подменить непосредственное волеизъявление детей в суде по вопросу о том, с кем они хотят находиться.  



Данное нарушение - вынесение судебных актов без учета мнения детей, достигших возраста 10 лет, является грубым нарушением процессуальных и материальных норм, указывающих на незаконность принятого по делу судебного акта.



9. Суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что Гетегазова А.М. на протяжении примерно 9 лет не утруждала себя заботой о детях, никаких претензий по данному поводу у Гетагазовой А.М. не возникало до тех пор, пока я не женился.



10. Суд апелляционной инстанции не принял мер к выяснению жилищных условий ответчика, который с начала июня 2021 года и по настоящее время проживает в Республике Казахстан со своими детьми, получил вид на жительство.



11. Судебное разбирательство произведено без привлечения органов опеки и попечительства по месту жительства Ответчика в Республике Казахстан.



Соответствующее ходатайство о привлечении к участию в деле данных органов было безосновательно и безмотивно отклонено судом апелляционной инстанции с нарушением требований статьи 225 ГПК РФ.



12. Суд апелляционной инстанции принимал решение на основании незаконно проведенной судебной экспертизы.



В рамках гражданского дела №2-105/2020 судьей Магасского районного суда Республики Ингушетия Панченко Ю.В. была назначена судебно-психологическая экспертиза детско-родительских отношений, проведение которой поручено АНО «Центр Медицинских экспертиз» (г. Ставрополь, ул. Орджоникидзе, 2/1, офис 1).



12.01.2021 экспертом Небытовым К.В. составлено заключение эксперта №023072/7/26001/402020/2-105/20.



На стр. 14-15 данного заключения указано, что на номер Бекова А.М. 89064873362 экспертом были отправлены смс-сообщения с текстом: «Здравствуйте. Исследование Гетагазовой А.М., Бекова А.М., Бекова И.А., Бекова М.А., Бековой Б.А. по делу №2-105/2020 назначено на 17 октября 2020 года на 11-00 часов, 16 ноября 2020 года на 10-00, 20 ноября 2020 года в 10-00 по адресу: г.Ставрополь, ул. Пирогова, 15/1, 3-й этаж, 304 кабинет, телефон для связи: 8-918-763-12-51. Взять паспорт, свидетельство о рождении детей!».



Как указано в заключении смс-сообщения Бековым А.М. получены 07.10.2020г. в 17:36:53, 13.11.2020г. в 17:02:17, 16.11.2020г. в 18:40:33 (MSK). Отчеты сформированы сайтом sudsms/ru.



Однако, ранее этот же эксперт присылал в суд письма, из которых со ссылкой на те же отчеты с сайта   sudsms/ru указывал, что свои СМС сообщения он направлял на другой номер: 9064783362.  Данный номер телефона Бекову А.М. не принадлежит, данным номером телефона он не пользовался. Кто является владельцем и пользователем данного номера не известно.



На номер Бекова А.М. (9064873362) данные сообщения не приходили.



Согласия на уведомления посредством направления СМС-сообщений мной не было дано, в материалах дела такого согласия не имеется.



То есть, эксперт Небытов К.В. СМС-сообщения на даты проведения экспертизы: 21.12.2020г. на 13ч. 00м., 09.01.2021г.  на 13ч. 00м. отправлял на номер +79064783362 (стр. 15-16), а в заключении указал номер Бекова А.М. – 9064873362.



Считая, что искаженные сведения могли быть внесены экспертом в заключение умышленно, с целью введения суд в заблуждение и сокрытия своей заинтересованности в исходе дела и возможной связи эксперта с истцом Гетагазовой А.М., Беков А.М. обратился в Следственный комитет России с заявлением о проведении проверки в порядке статьи 144-145 УПК РФ.



О действиях в интересах Гетагазовой А.М. говорит тот факт, что именно в её исковом заявлении указан в качестве номера Бекова А.М. неверный номер, по которому звонил эксперт.



Кроме того, до сих пор непонятно, кто и каким образом оплатил экспертизу.



Вопрос достоверности, отраженной в заключении эксперта информации о принятии мер по информированию экспертом ответчика, имеет значение для дела, поскольку указывает на искажение экспертом реального положения дел, его заинтересованность в исходе дела, стремлении провести экспертизу без участия ответчика. 



Данные имеют существенное значение для разрешения дела, поскольку на их основе Истец и его представитель утверждают о злоупотреблении Бековым А.М. своими родительскими правами и уклонения от прохождения экспертизы и не предоставление детей для прохождения экспертизы, и на основании ч. 3 ст. 79 ГПК РФ с целью установления и признания факта для выяснения которого экспертизы была назначена.



Также, согласно представленному суду первой инстанции заключению специалиста, в ходе экспертизы исследование проведено не в полном объеме, не соответствует алгоритмы, установленному Методологическим основам экспертного подхода к правовой защите детей.



Данные вопросы, а также опросы оплаты экспертизы требовали разъяснения со стороны эксперта.



Согласно части 1 статьи 187 ГПК РФ в целях разъяснения и дополнения заключения эксперту могут быть заданы вопросы. Первым задает вопросы лицо, по заявлению которого назначена экспертиза, его представитель, а затем задают вопросы другие лица, участвующие в деле, их представители. В случае, если экспертиза назначена по инициативе суда, первым задает вопросы эксперту истец, его представитель. Судьи вправе задавать вопросы эксперту в любой момент его допроса. Суд может провести допрос эксперта путем использования систем видеоконференц-связи в порядке, установленном статьей 155.1 настоящего Кодекса.



Однако, суд апелляционной инстанции отказал в вызове и допросе эксперта, нарушив права ответчика на реализацию статьи 187 ГПК РФ.



Также безосновательно и безмотивно в нарушение требований статьи 225 ГПК РФ суд отклонил заявленное ответчиком ходатайство о назначении по делу повторной судебно-психологической экспертизы детско-родительских отношений, проведение которой предлагалось поручить Специализированному частному учреждению «Ростовский центр судебных экспертиз» 344029, г. Ростов-на-Дону, ул. Металлургическая, 102/2, оф. 308: Телефоны: 8 (800) 100-34-14 (бесплатный звонок по России) 8 (863) 209-81-71 (многоканальный)  8 (863) 268-96-80   Факс:8 (863) 200-28-12 Электронный адрес: rostexpert@rostexpert.ru.



13. Выводы суда апелляционной инстанции не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.



В частности, в апелляционном определении отсутствуют сведения о каких-либо фактах недобросовестного поведения со стороны ответчика Бекова А.М.



Определение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 24.12.2020 года предполагало возможность организации перемещения детей в Республику Ингушетия. 



В связи с этим, ответчик добросовестно предпринимал меры по исполнению определения Магасского районного суда Республики Ингушетия от 24.12.2020 года, предпринимал действия, направленные на передачу детей матери, направив в Республику Казахстан доверенное лицо с необходимыми документами и согласием на перевозку детей.



Однако, в виду категорического отказа самих детей в переезде в Республику Ингушетия обеспечить их передачу матери не представилось возможным. Об этом было сообщено в письменном виде как судебному приставу –исполнителю, так и суду с приложением подтверждающих письменных доказательств.  



Более того, данное определение выносилось при других обстоятельствах, а именно в период, когда несовершеннолетние дети находились в Республике Казахстан без родителей.



На момент рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции фактические обстоятельства изменились, и дети находятся в Республике Казахстан со своим отцом.



Тем более, что непосредственно суд апелляционной инстанции не предпринимал никаких мер по выяснению мнения несовершеннолетних детей, а определение от 24.12.2020 года этого вопроса не касается.



При таких обстоятельствах у суда апелляционной инстанции не имелось оснований для вывода о недобросовестном поведении ответчика.



14. Явно незаконным является решение суда апелляционной инстанции о взыскании в пользу истца алиментов с Бекова А.М. на содержание Бекова Имрана Адамовича и Бекова Магомеда Адамовича начиная с 14 октября 2019 года.



Суд апелляционной инстанции неправильно применил в этой части положения части 2 статьи 80 Семейного кодекса Российской Федерации, согласно которой в случае, если родители не предоставляют содержание своим несовершеннолетним детям, средства на содержание несовершеннолетних детей (алименты) взыскиваются с родителей в судебном порядке.



Суд, вынося данное решение не учитывал, что дети с этот период до даты вынесения решения суда и фактической передачи детей матери находятся на иждивении Ответчика.



В связи с этим дата, с которой могли быть взысканы алименты в пользу истца должна определяться не датой подачи иска, а датой передачи детей истцу.



15. Суд неправильно определил размер алиментов подлежащих взысканию.



Суд при взыскании с меня алиментов ½ не учел, что оба родителя должны делать равный вклад в содержание ребенка.



            Суд в апелляционном определении не указал, в какой части подлежат взысканию алименты при достижении каждым следующим ребенком совершеннолетия (Апелляционное определение Московского городского суда от 30.06.2021 по делу № 33-25366/2021).


Комментировать

Для того чтобы оставить комментарий вам нужно зарегистрироваться или войти под своим логином и паролем

Комментарии

Адам Б 2022-03-28 20:36
Коррупция и правовой беспредел в Верховном суде Республики Ингушетия, подрывающий конституционный строй Российской Федерации и доверие народа в справедливое правосудие в Российской Федерации!
Это мое личное мнение и оценочное суждение.