Артамкина Елена Валентиновна

Регион: Краснодарский крайАрбитражный суд: Арбитражный суд Северо-Кавказского округаДобавлен на сайт: 2014-07-20 18:57Отзывов: 1

0 0

Оставить мнение

Для того чтобы оставить комментарий вам нужно зарегистрироваться или войти под своим логином и паролем

Мнения

АлександрОтрицательный 2020-12-22 18:17
жалоба
на судью Артамкину арбитражного суда апелляционной инстанции по проверке законности и обоснованности решений (определений) арбитражных судов, не вступивших в законную силу Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда г. Ростова-на-Дону по делу № А53-3030/2017 15АП-10164/2017 от 21.02.18г.


Постановлением пятнадцатого арбитражного апелляционного суда 21 февраля 2018 г. по делу по делу № А53-13030/2017 15 АП-10164/2017 о взыскании 998 712 руб. убытков, Решение Арбитражного суда Ростовской области от 12.05.2017 по делу № А533030/2017 оставлено без изменения.
Считаю, что указанное Постановление принято с нарушением норм материального и процессуального права, что не соответствует следующим обстоятельствам, подтвержденным материалами дела:
Определением 15-го арбитражного апелляционного суда от 24.08.2017 г. по делу № А53-3030/2017 (15АП-10164/2017) была назначена экспертиза для разрешения вопроса - определить причину выхода из строя двигателя в автомобиле Ауди Q7 г/н М 005 ЕХ 161, проведение которой было поручено эксперту Ливанскому Алексею Николаевичу.
28.12.2017 г. в суд поступило заключение эксперта №Л379717, в котором эксперт Ливанский А.Н. указывает вероятные причины поломки двигателя. При этом само заключение имеет ряд фундаментальных ошибок, а описанные из учебников примеры неисправностей относятся к иной модели двигателя. Изначально экспертом выбраны неверные параметры и методика исследования, что привело к ошибочным суждениям относительно причин поломки двигателя.

Ну или тогда необходимо отменить Закон Ома в нашей ситуации !!!

В соответствии со ст.86 АПК РФ в заключении эксперта должны быть отражены: содержание и результаты исследований с указанием примененных методов, а также оценка результатов исследований, выводы по поставленным вопросам и их обоснование.
Согласно ст.16 Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ" эксперт обязан провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам.
Суд не учел позицию Истца, что представленное в суд заключение эксперта №Л37917 указанным требованиям закона не отвечает. Так, на стр.14 заключения на рисунке 1 экспертом Ливанским А.Н. неправильно определен порядок нумерации цилиндров, т.к. неверно определены стороны двигателя, в результате чего поршень №5 пронумерован им ошибочно, как поршень номер № 2. Согласно ответа № 582 от 25.01.2018 г. ООО «ФормулаА» (официальный дилер Ауди в г. Ростове-на-Дону) исходя из документации производителя нумерация цилиндров начинается со стороны пассажира, начиная от передней части агрегата. Поршневая группа № 4, 5, 6 расположены со стороны охладителя EGR, а соответственно в случае попадания антифриза, гидроудар происходит именно в указанных цилиндрах. Данное обстоятельство подтверждается фактом наличия нагара на днище поршня №5 (в экспертизе указан как №2) и является видимым признаком горения антифриза. С целью необоснованного уклонения от исследования версии о гидроударе, эксперт дает иную нумерацию фактическому поршню №5, указывая его ошибочно под №2, т.к. специалистам известно о невозможности гидроудара в поршне №2 без повреждения поршневой группы №4, 5, 6. Считаю, что эксперт Ливанский А. заведомо не верно определил нумерацию цилиндров, что документально подтвердил и официальный дилер Ауди в г. Ростове-на-Дону. ООО «ФормулаА».
Несмотря на то, что на стр.17 в п.7 эксперт Ливанский А.Н. указывает, что им установлено наличие на днищах поршней белых отложений различной интенсивности, он не описывает природу их образования, а ведь данные отложения характерны при сгорании этиленглюколя (антифриз). Также в своем заключении, Ливанский А.Н. не дал никакой оценки фотографиям, приложенным к заключению Центра экспертных исследований, на которых отчетливо видны следы вымывания в 5 цилиндре, что свидетельствует о попадании в него жидкости. Прошу отметить, что экспертиза Центра экспертных исследований от 17.10.16г проводилось непосредственно после поломки двигателя и в присутствии сотрудников автосервиса Пихтин авто.
При этом, на стр. 28 своего заключения эксперт Ливанский А.Н. описывает, что характер и локализация выявленных повреждений шатуна, поршня, шатунных вкладышей 2-го (правильно 5-го) цилиндра позволяют сделать предположение, что причиной указанных повреждений является гидравлический удар. Также, на ст.41 заключения (синтезирующая часть) указано, что причиной поломки двигателя могло являться превышение допустимой частоты вращения коленчатого вала двигателя («перекрут») в результате повышенных подач топливных форсунок и подклинивание поршня в цилиндре в результате нарушения перегрева двигателя. Как указывает эксперт, данные отклонения в работе двигателя могли быть обусловлены:
- неисправностью топливных форсунок,
- попадание охлаждающей жидкости в цилиндры двигателя (гидроудар).
Далее, эксперт отразив, что провел опрессовку охладителя рециркулируемых газов (блок EGR), следов не герметичности системы охлаждения двигателя не выявил, а поэтому «исследовал» только работу топливных форсунок.
Во-первых, описанный на стр.35 процесс опрессовки охладителя EGR не соответствует изображенному на рис. № 44 (стр. 37 заключения) и представляет собой метод проверки головки блока цилиндров на герметичность. Данные обстоятельства ставят под сомнение сам факт проведения надлежащего исследования охладителя рециркулируемых газов (на что есть также замечание официального дилера Ауди). Стоит полагать что эксперт Ливанский А. заведомо знал, что охладитель EGR исправен, что предполагает факты:
а) его неофициального общения с представителями ИП Пихтин А.В которые по определению Арбитражного суда были хранителями ДВС авто;
б) подмены охладитель EGR или его досудебного исследования и поэтому Ливанский А. не проводил его опрессовку, но так как ему нужно было сделать описание этой опрессовки, то он взял из литературы похожую процедуру, но ошибся (подтверждено документально официальным дилером Ауди в г. Ростове-на-Дону ООО «ФормулаА»).
Во-вторых, эксперт Ливанский А.В. не смог установить соответствие исследуемых форсунок цилиндрам двигателя. Учитывая, что снятие форсунок с нашего двигателя ИП Пихтин А.В. проводил в одностороннем порядке, без согласия и уведомления ООО «Кровля Ростова», не представляется возможным установить какие форсунки были предоставлены ответчиком для исследования. Но стоит отметить, что при дефектовке автомобиля ответчиком в заказ-наряде №ПТ0000140638 от 7.08.2016г не указано на неисправность топливных форсунок, и блока управления в котором хранится история неисправностей ДВС и в том числе форсунок. Также хочу отметить что в данной модели двигателя нашего автомобиля имеется электронный блок управления, в котором сохраняются все возможные ошибки, которые могли возникнуть до поломки ДВС. Но почему-то блок управления не был изучен экспертом и сознательно описан в его экспертизе как в более ранних моделях двигателей, где управление форсунками и в целом всем двигателем происходило механически, а не электронно. Все ошибки в заключении № 379717 эксперта МАДИ Ливанского подтверждены документально официальным дилером Ауди в г. Ростове-на-Дону ООО «ФормулаА», которые апелляционный суд не принял во внимание и не дал соответствующую правовую оценку.
Более того, экспертом при описании о превышении частоты коленчатого вала двигателя в результате неисправности топливных форсунок не учтено, что использованная им литература о влиянии неправильного угла опережения подачи топлива на работу двигателя относиться к двигателям предыдущего поколения.
Согласно ПТС, на нашем автомобиле установлен двигатель модели CAS 016312. Отличительной его особенностью от предыдущих моделей двигателей (в качестве аналогов которые использовал Ливанский А.В.) является то, что блок управления ДВС осуществляет управление и контроль, в том числе превышение граничных условий, таких как максимальное число оборотов. Блок управления ДВС корректирует количество подаваемого топлива в каждый цилиндр отдельно. Факты превышения числа оборотов регистрируются в памяти неисправностей блока управления, которые возможно определить при его диагностике. Данные обстоятельства не учтены экспертом, блок управления ДВС не исследовался. В связи с этим, его поверхностные суждения о якобы повышенных подачах топливных форсунок являются субъективными предположениями, основанными на описании принципа работы совершенно иного двигателя. Неисправность топливной форсунки могло повлечь прогар поршня и стенок цилиндра, что не имеет места быть в нашем случае. Данным доказательствам представленным Истцом, апелляционный суд также не дал соответствующую правовую оценку.
В соответствии с ч.1 ст.87 АПК РФ при недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств дела может быть назначена дополнительная экспертиза, проведение которой поручается тому же или другому эксперту.
В соответствии с ч.3 ст.86 АПК РФ по ходатайству лица, участвующего в деле, или по инициативе арбитражного суда эксперт снова может быть вызван в судебное заседание и ответить на вопросы по ошибкам своего заключения, но уже не судьям, которые не имеют специальных познаний, а непосредственно специалистам.
Учитывая, множество грубейших ошибок и неточностей, допущенных экспертом Ливанским А.В., так и не установившим действительную причину поломки двигателя, тем более, что он провел исследование другой модели двигателя и применение неверных методик, имелась не только необходимость для его допроса но и принятие решения о назначении дополнительной экспертизы.
Мы полагали, что при определении причины выхода из строя двигателя в автомобиле Ауди Q7 г/н М 005 ЕХ 161 эксперт исследует взаимосвязь и достаточность ремонтных работ, перечисленных в заказ-наряде от 07.08.2016 г. с поломкой двигателя. Однако, эксперт не учел, что ответчик ревизию (диагностики) шатунно-поршневых элементов не осуществлял, анализ состояния шатунно-поршневых элементов и цилиндров не выполнил. Поэтому экспертом безосновательно не оценен объем работ, выполненных ответчиком после обнаружения попадания антифриза в двигатель и соответственно в заключение не содержится выводов относительно того, как неполный комплекс работ по ремонту двигателя, указанный в заказ-наряде №ПТ0000140638 от 07.08.16 г. мог ли привести к поломке двигателя (хотя в том же постановлении 15-го апелляционного суда от 21.02.18г на стр 3-4 отражено состояние авто прибывшего на сервис и все выявленные неисправности).
Учитывая недостатки заключения Ливанского, принимая во внимание, что для определения причины поломки двигателя на а/м Ауди Q7 г/н М 005 ЕХ 161 и влияние объема работ (их квалифицированность и достаточность), перечисленных в заказ-наряде от 07.08.2016 г на поломку двигателя требуются специальные познания, мы просили суд апелляционной инстанции:
назначить повторную автотехническую экспертизу, которую провести с осмотром автомобиля и его двигателя на территории ООО «ФормулаА» (официальный дилер марки Ауди в г. Ростове-на-Дону), поставив на разрешение эксперта следующие вопросы:
- определить причину выхода из строя двигателя в автомобиле Ауди Q7 г/н М 005 ЕХ 161 ?
- установить достаточность объема работ, проведенных согласно заказ-наряда от 07.08.2016 г. ИП Пихтин после обнаружения попадания антифриза в цилиндры двигателя
установить мог ли неполный комплекс работ по ремонту двигателя, указанный в заказ-наряде №ПТ0000140638 привести к поломке двигателя ?
Процессуальную возможность для проведения повторной экспертизы мы обеспечили: был представлен список экспертных учреждений и предоставили судье Малыхиной М.Н платежное поручение по оплате предстоящей экспертизы.
Но все наши требования были проигнорированы, не смотря на то, что эксперт Ливанский А.В. не ответил на первоначальные вопросы которые были поставлены судом: «Каким образом выявленные экспертом вероятностные причины сопряжены с проведенным ремонтом?». И ни на один наш вопрос по ошибкам в его заключение № 379717 мы не получили четкий однозначный ответ. Согласно проведенной экспертизе 22.03.18г официальным дилером Ауди в г. Ростове-на-Дону ООО «ФормулаА» блока управления авто АУДИ М005ЕХ161, диагностика показала что в памяти блока управления не было ошибок по его работе ( в подтверждении заверенное заключение официального дилера АУДИ, что ошибки были только по другим агрегатам. Двигатель работал без ошибок.) И значит перегрева ДВС и «перекрута» из-за неисправности форсунок, за которые пишет Ливанский в своем заключении, согласно диагностики блока управления на нашем автомобиле не было. Об ошибочности этих заключений эксперта МАДИ мы неоднократно заявляли на слушаниях пятнадцатого арбитражного апелляционного суда ( этому же и соответствовала наша позиция по апелляции), так как его выводы не относились к нашему блоку управления авто и могло быть только на предыдущих моделях с механической системой управления двигателем, что в последствии и подтвердила проведенная экспертиза 22.03.18г.
Согласно стр. 8 постановления 15-го апелляционного суда от 21.02.18г на вопрос суда о наличии причинно-следственной связи между проведенным ответчиком ремонтом и выходом двигателя из строя эксперт пояснил, что по имеющемуся в материалах дела заказ-наряду от 07.08.2016 вывод о наличии такой причинно-следственной связи невозможен, поскольку данный акт не содержит информации о том, какие работы были заказаны собственником. Из данного акта вытекают только работы по разборке-сборке ГБЦ, замене прокладок головки блока и иные работы, непосредственно не связанные с двигателем, не считая замены масла. На основании указанного заказ-наряда не представляется возможным определить достоверно, заказывались ли истцом работы по дефектовке и диагностике двигателя. Выявленные в ходе экспертного исследования неисправности двигателя не связаны непосредственно с ремонтом головки блока цилиндра, заменой масла или иными работами, отраженными в указанном заказ-наряде — но это противоречит фактам указанным на стр. 3-4 того же постановления 15-го апелляционного суда от 21.02.18г, где отражено: состояние авто прибывшего на сервис и все выявленные автосервисом неисправности.
Считаю, что при рассмотрении настоящего дела суд допустил многочисленные нарушения норм процессуального права, чем поставил под сомнение авторитет судебной власти, достоинство судей и вызвал сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности. Постановлением пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 февраля 2018 г. по делу по делу № А53-13030/2017 15 АП-10164/2017 и Решением Арбитражного суда Ростовской области от 12.05.2017 по делу № А53-3030/2017 также нарушены нормы материального права. Так, Арбитражным судом Ростовской области 24.04.17г определено место хранения ДВС автомобиля Ауди Q7 г/н М 005 ЕХ 161 в моторном цеху ИП Пихтина А.В., по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Малиновского, 13А/1. Однако до настоящего времени в связи с принятием окончательного решения по делу арбитражным судом первой инстанции и Пятнадцатым апелляционным судом не приняты меры по возврату данной материальной собственности законному владельцу. Таким образом суд позволил ИП Пихтин А.В. на основании вышеуказанного определения от 24.04.17г не отдавать двигатель законному владельцу, в связи с чем нарушаются его права и законные интересы. Таким образом определение о месте хранения ДВС автомобиля Ауди Q7 г/н М 005 ЕХ 161 в моторном цеху ИП Пихтина А.В. подлежит отмене.
Вышеуказанные неправомерные действия судей дали мне основания предположить о его заинтересованности в исходе настоящего дела, на что указывают следующие обстоятельства.
1. Все мои неоднократные требования опечатать двигатель назначить для хранения независимого ответственного хранителя (так как автосервис Пихтин авто является заинтересованным лицом) во избежание подмены и манипуляции с деталями двигателя сотрудниками Пихтин авто, где все это время находился не опечатанный двигатель. Также я требовал провести независимую экспертизу на территории любой другой организации не заинтересованной в результате экспертизы, но все мои требования были проигнорированы как судом первой инстанции в лице судьи Арбитражного суда Тановой, которая затянула дело на пять месяцев. Высший Арбитражный Суд РФ в п. 35 Информационного письма от 13 августа 2004 г. N 82 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" разъяснил, что доказательства, не раскрытые лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, представленные ими на стадии исследования доказательств, должны быть исследованы арбитражным судом первой инстанции независимо от причин, по которым нарушен порядок раскрытия доказательств. Как видно из материалов дела № А53-3030/2017, судья Танова Д.Г. сделала все наоборот, предприняла все необходимые действия и меры, чтобы экспертиза по делу не была назначена, все ходатайства о привлечении дополнительных доказательств и приглашения специалистов для дачи профессиональных пояснений были отклонены. Признав ДВС существенным вещественным доказательством и средством установления обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, судья Танова Д.Г. делает все возможное (в том числе отклоняет все ходатайства Истца), чтобы данные существенные доказательства не были полностью и всестороннее изучены, а в последствии вопреки заключению специалиста (эксперта) делает противоправный вывод, что Истец не доказал обстоятельства в связи с причинением убытков). Так и судьями Пятнадцатого апелляционного суда было отказано в моих требованиях опечатать двигатель, назначить для хранения независимого ответственного хранителя и провести независимую экспертизу на территории любой другой организации, не заинтересованной в результате экспертизы с учетом первоначального исследования проведенного 17.10.16г «Центром экспертных исследований». Более того эксперт МАДИ Ливанский после моих требований 04.10.17г опечатать важные для экспертизы детали (в подтверждении есть видеозапись и протокол осмотра с подписями того же Ливанского), так и не были опечатаны, звонил мне через несколько дней по просьбе юриста автосервиса Рычанова Р., который по его словам «хотел ускорить процесс» ( в подтверждение имеется аудиозапись) и просил чтобы я уже после экспертизы как можно быстрее поехал в Пихтин авто и расписался в том, что они спустя несколько дней опечатали в одностороннем порядке вероятно детали не с моего двигателя. Мои права были неоднократно нарушены сотрудниками Арбитражного и Пятнадцатого апелляционного суда, не позволив даже с сотрудниками полиции приблизиться к своей собственности чтобы её опечатать и передать на хранение другому незаинтересованному в деле хранителю.

2. Что касается судебного заседания от 15.02.2018 г., могу пояснить, что судья Малыхина М.Н. не давала до конца высказаться представителям Истца, делала замечания и постоянно прерывала, не давая задать все вопросы эксперту Ливанскому (в подтверждении имеется аудивидеозапись в которой судья Малыхина, не дает задавать вопросы эксперту), тем самым существенно нарушила права Истца на представление суду доказательств и пояснения своей позиции. А матерные выражения юриста ответчика Рычанова Р.С в адрес этой же судьи, когда она решила все же рассмотреть нашу позицию по апелляции (в подтверждение имеется аудивидеозапись) были полностью проигнорированы судьями и не дана соответствующая правовая оценка данному нецензурному выражению. Думаю сотрудники Пятнадцатого апелляционного суда специально наложили на запись судебного заседания с которой мы ознакомились два заседания в одно: и последние буквы " ять" в матерном выражении юриста ответчика Рычанова на слова судьи Малыхиной М.Н. уже не слышны, т.к начинается запись следующего заседания после перерыва. На нашей аудивидеоозаписи еще есть разговор судьи после оскорбления, которая говорит юристу ответчика: Ростиславу Рычанову: "Ну Вы можете не приходить слушать решение", а он отвечает: " Да уж придем, послушаем" и другие разговоры. По моему мнению суд склеил запись с 2х заседаний в одно и обрезали нецензурную брань, явно по просьбе юриста Пихтинавто Рычанова, или возможно из-за авторитета сервиса Пихтинавто (чтобы не ронять моральный облик сервиса и его адвоката) или они просто этим скрывают свое внесудебное общение с нашими оппонентами.
Согласно обжалуемого Постановления, Суд первой инстанции квалифицировал спорные правоотношения сторон как договор возмездного оказания услуг, к которому субсидиарно применяются нормы о договоре подряд.. Суд апелляционной инстанции квалифицировал договор между ООО «Кровля Ростова» и ИП Пихтин авто как договор подряда, исходя из того, что истец имел реальный интерес не в процессе ремонта, а в результате такового. Услуга по дефектовке не является основной для квалификации договора, поскольку нацелена на определение предмета подрядных работ. В силу положений статей 702-703 Гражданского кодекса Российской Федерации 1. По договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Договор подряда заключается на изготовление или переработку (обработку) вещи либо на выполнение другой работы с передачей ее результата заказчику. Согласно пункту 1 статьи 721 Кодекса качество выполненной подрядчиком работы должно соответствовать условиям договора подряда, а при отсутствии или неполноте условий договора требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, результат выполненной работы должен в момент передачи заказчику обладать свойствами, указанными в договоре или определенными обычно предъявляемыми требованиями, и в пределах разумного срока быть пригодным для установленного договором использования, а если такое использование договором не предусмотрено, для обычного использования результата работы такого рода. В силу положений статьи 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. В соответствии с пунктами 1, 3 статьи 723 Гражданского кодекса Российской Федерации, в случаях, когда работа выполнена подрядчиком с отступлениями от договора подряда, ухудшившими результат работы, или с иными недостатками, которые делают его не пригодным для предусмотренного в договоре использования либо при отсутствии в договоре соответствующего условия непригодности для обычного использования, заказчик вправе, если иное не установлено законом или договором, по своему выбору потребовать от подрядчика: безвозмездного устранения недостатков в разумный срок; соразмерного уменьшения установленной за работу цены; возмещения своих расходов на устранение недостатков, когда право заказчика устранять их предусмотрено в договоре подряда (статья 397). Если отступления в работе от условий договора подряда или иные недостатки результата работы в установленный заказчиком разумный срок не были устранены либо являются существенными и неустранимыми, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков. Согласно правилам статей 15, 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 Кодекса, в связи с чем под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, - в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.
Пленум ВАС РФ в своем Постановлении от 14 марта 2014 г. № 16 «О СВОБОДЕ ДОГОВОРА И ЕЕ ПРЕДЕЛАХ» четко устанавливает, что применяя положения ст. 421 и ст. 422 ГК РФ, судам следует учитывать, что норма, определяющая права и обязанности сторон договора, толкуется судом исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, то есть суд принимает во внимание не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений, но и те цели, которые преследовал законодатель, устанавливая данное правило. Норма, определяющая права и обязанности сторон договора, является императивной, если она содержит явно выраженный запрет на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного этой нормой правила (например, в ней предусмотрено, что такое соглашение ничтожно, запрещено или не допускается, либо указано на право сторон отступить от содержащегося в норме правила только в ту или иную сторону, либо названный запрет иным образом недвусмысленно выражен в тексте нормы).
Вместе с тем из целей законодательного регулирования может следовать, что содержащийся в императивной норме запрет на соглашение сторон об ином должен толковаться ограничительно. В частности, суд может признать, что данный запрет не допускает установление сторонами только условий, ущемляющих охраняемые законом интересы той стороны, на защиту которой эта норма направлена.
Статья 310 ГК РФ допускает согласование в договоре права на одностороннее изменение или односторонний отказ от договора только в случаях, когда договор заключается в связи с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности. Цель данной нормы состоит в защите слабой стороны договора. Как видим из текста судебного акта, никакой защиты слабой стороны со стороны суда нет, есть только защита интересов Ответчика и переписка его позиции и позиции эксперта в обжалуемом Решении.
Согласно п. 4 ст. 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании статьи 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по статье 169 ГК РФ. Мы заявили о недопустимости такого применения, однако суд не дал должную правовую оценку данным требований Истца.
В нарушении ч. 5 ст. 11, ст. 54, ст. 56, ч. 4 ст. 162 АПК РФ, Суд отверг пояснения Истца и представленные доказательства (ответы ООО «ФормулаА».
Считаю, что однобокая позиция Судов первой и апелляционной инстанций о принципе свободы договора, согласно которой у Ответчика отсутствует обязанность возместить причиненный Истцу ущерб, является ошибочной. Судом не дана правовая оценка и не рассматривался другой принцип указанный Истцом, принцип добросовестности, очень значимый в гражданском праве. Более того, Ходатайства и представленные доказательства Истцом, Судами не рассматриваются вовсе или им не дается надлежащая правовая оценка, а голословные утверждения Ответчика принимаются в основу Решения.
На основании вышеизложенного и в соответствии с ч.6 ст. 271, ст. ст. 273-277, 287, 288, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

Это мое личное мнение и оценочное суждение.

Информация о судье

Указ Президента Российской Федерации от 05.09.2011 № 1151.