Заведомо неправосудное решение антисудьи Белгородского областного антисуда Светланы Федоровны Тертышниковой

Отправитель: Олег Опубликовано: 2022-11-21 Просмотров: 166

Заведомо неправосудное решение антисудьи Белгородского областного антисуда Светланы Федоровны Тертышниковой по моему иску к антиадвокату из г. Белгорода по имени Георгий Иванович Скурятин! 

Вот что я указал в моей апелляционной жалобе :

Апелляционная жалоба на решение Свердловского районного суда от 22. 08. 2022 по гражданскому делу№2-1951/2022

   «22» августа  2022 г. Свердловским районным судом  было вынесено решение по гражданскому делу №2-1951/2022 по иску от меня – истца Олега Яновича Поддубного -  к адвокату адвокатской конторы «Бажинов и Партнеры» Скурятину Георгию Ивановичу о компенсации мне морального вреда, причиненного Скурятиным Г.И. ввиду добывания им и соподдержания им в суде доказательств с грубыми и множественными  нарушениями  действующих федеральных законов РФ. Решением Свердловского  районного  суда от 22 08 2022  по гражданскому делу №2-1951/2022 мне было отказано в удовлетворении моего единственного искового требования о взыскании с адвоката Скурятина Г.И. компенсации морального вреда.

В окончательной форме решение Свердловского  районного  суда по гражданскому делу №2-1951/2022  принято 29.08.2022. 

                    Являясь гражданским истцом по данному делу№2-1951/2022    я добросовестно и разумно  констатирую, что судом первой инстанции принято незаконное (неправосудное, иными словами) решение по всем основаниям, составляющим законные основаниями для отмены  в апелляционном порядке именно этого решения Свердловского районного суда от 22. 08. 2022

Сперва-наперво хочу гласно и публично, на основании статьи№29 Конституции РФ обоснованно,  пречестно выразить свое недоверие судьям по гражданским делам из Белгородского областного суда А.Н.Безуху, Переверзевой Ю.А, УкраинскойО.И. Фурмановой Л.Г., ТертышниковойС.Ф., Абрамовой С.И. и Щербаковой Ю.А..  Не доверяю рассмотрение данной апелляционной жалобы этим судьям по гражданским спорам из Белгородского областного суда.

          Первое законное основание, дающее мне право утверждать, что решение Свердловского районного суда  от 22 08 2022 подлежит полной отмене - это несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда от от 22 08 2022, подлинным обстоятельствам дела.  В своем иске я привел  20 разноплановых  доводов, доказывающих совокупно подрыв ответчиком пункта№3 статьи№17 Конституции, а судья Е.О.Пашкова дала в своем судебном акте от 22 08 2022 лишь правовую оценку лишь одному из моих двадцати доводов гражданской вины моего ответчика-адвоката Скурятина Г.И.

           В  научной статье под названием «умолчание как форма дачи заведомо ложных показаний» утверждается Р.С.Белкиным, что  умолчание о фактах – это форма пассивного противодействия интересам правосудия. В этой же научной статье под названием «умолчание как форма дачи заведомо ложных показаний» утверждается Полом Экманом – американским писателем и психологом-, специализирующийся в области психологии эмоций, в результате своего многолетнего всестороннего исследования феномена лжи предложил умолчание и искажение рассматривать как формы проявления лжи.  Получается, что ответчик-адвокат Георгий Иванович Скурятин осознанно лгал  мне, мировому суду, и даже можно сказать, что лгал и нотариусу Плутахиной М.А., когда заведомо неразумно и злосовестно не отказал нотариусу Плутахиной М.А. в исполнении ее заведомо противоречащего и статье№10 ГК и указаниям Президиума Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г. поручения и сам как адвокат подорвал прямое действие указаниям из пункта№8 Обзора практики Президиума Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г. Вместо законного  отказа от соучастия в уголовном преследовании меня Скурятиным Г.И. за мои рассуждения в моей Петиции, за мое право на выражение мнения и свободу совести в передаче информации по вопросам высокой общественной значимости, ответчик Скурятин согласился представлять интересы доверительницы, соподменив мое публичное право на якобы наступившую для меня уголовную ответственность за якобы совершенное мной преступление клеветы, которого, как показало Постановление Первого Кассационного суда общей юрисдикции от 12 07 2022, никогда и не было. То есть, на дату заполнения и подписания Скурятиным ордера на предоставление интересов частного обвинителя М.А.Плутахиной в мировом суде Старого Оскола якобы по части№1 статьи№128.1 УК РФ по уголовному делу№1-5/2020, никакого уголовного преступления на самом деле не было совершено мной и в помине. Уважаемы суд апелляционной инстанции, ведь пункт№ 8. Критика деятельности лиц, осуществляющих публичные функции, допустима в более широких пределах, чем в отношении частных лиц из Обзора практики  Президиума Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г. - по искам о защите чести и достоинства. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассматривая  дела, схожие с делом частного обвинения Плутахиной М.А., в том числе указала следующее: «Европейский Суд, в частности в постановлении по делу "Федченко (Fedchenko) против Российской Федерации" от 11 февраля 2010 г., указал, что в отношении государственных служащих, действующих в официальном качестве, как и политиков, рамки допустимой критики шире, чем в отношении частных лиц. Европейский Суд также отмечает, что пункт 2 статьи 10 Конвенции дает мало возможностей для ограничения политических высказываний или дебатов по вопросам, представляющим всеобщий интерес. Кроме того, хотя нельзя сказать, что слова и поступки государственных служащих и политических деятелей в равной степени заведомо открыты для наблюдения, государственные служащие, находящиеся при исполнении обязанностей, подобно политикам, подпадают под более широкие пределы допустимой критики, чем частные лица (дело "Дюндин (Dyundin) против Российской Федерации", постановление Европейского Суда от 14 октября 2008 г.)

Пределы допустимой критики шире в отношении правительства, чем простого лица или даже политика. При демократическом режиме действия и бездействие правительства должны быть помещены под внимательный контроль со стороны не только законодательной и судебной власти, но также общественного мнения. Кроме того, доминирующее положение, которое оно занимает, делает необходимой демонстрацию сдержанности, когда встает вопрос об уголовном преследовании, особенно когда имеются другие средства ответа на неоправданные нападки и критику со стороны его противников.

                      Эти правовые позиции не были учтены с первого часа консультирования своей доверительницы Плутахиной М.А. опытным адвокатом Скурятиным Георгием Ивановичем, давшим задолго до ноября 2019 года присягу адвоката, при заведомо неправосудном одобрении им антиправовой инициативы нотариуса Плутахиной Маргариты Александровны подписать противоречащий указаниям Президиума Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г.  ордер, в котором говорилось о совершении мной преступления по части№1 статьи№128.1 УК РФ, Добросовестный и разумный адвокат, исполняющий ежедневно и нелицемерно свою профессиональную присягу,  должен исполнить в отношении моего достоинства и доброго имени все пункты статьи№10 ГК РФ и должен был указать нотариусу Плутахиной на обязательные в применении ею  указания Президиума Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г. о соблюдении Плутахиной М.А. правовой позиции и демонстрации необходимой сдержанности, когда встает вопрос об уголовном преследовании, особенно когда имеются другие средства ответа на якобы неоправданные нападки и критику латинской модели российского нотариата со стороны граждан России, осуществляющих свое законное право на общественный контроль, согласно ФЗ «об основах общественного контроля в Российской Федерации» от 21 07 2014 № 212- ФЗ. Но ответчик-адвокат Скурятин Г.И. проявил осенью 2019 года  злосовестность и сам и мне в первую очередь причинил нравственные страдания и имущественные ущерб  его обдуманным подрывом самой  присяги адвоката, подрывом пункта№8 указаний Президиума Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г., соподрывом п.№3 статьи№17 Основного действующего закона РФ- Конституции, подрывом моих прав как экс-подсудимого по статье  47 УПК РФ, и по статье 80 УПК, и по статье 9 УК РФ ,по ст.ст.№№ 21,50 Конституции РФ.

               Второе законное основание,  дающее мне право утверждать, что решение Свердловского районного суда от 22 08 2022  по моему иску к адвокату Скурятину Георгию Ивановичу  подлежит полной отмене судом апелляционной инстанции - это неправильное определение именно судом первой инстанции обстоятельств, имеющих весóмое значение для справедливого и закóнного рассмотрения гражданского дела№2-1951/2022. Так, согласно  Федеральному закону от 31.05.2002 N 63-ФЗ (ред. от 02.12.2019) "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и конкретно к тексту, смыслу и весу присяги адвоката РФ: «Статья 13. Присяга адвоката 

1. В порядке, установленном адвокатской палатой, претендент, успешно сдавший квалификационный экзамен, приносит присягу следующего содержания:

"Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять обязанности адвоката, защищать права, свободы и интересы доверителей, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и кодексом профессиональной этики адвоката".

Согласно Статье 6. Полномочия адвоката из ФЗ Об адвокатской деятельности и адвокатуре

в Российской Федерации (с изменениями на 31 июля 2020 года)

(редакция, действующая с 1 марта 2021 года), адвокат Г.И.Скурятин  не вправе:

 принимать от лица, обратившегося к ней за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер. А поручение нотариуса Плутахиной М.А.  к ответчику-адвокату Скурятину Г.И. представлять лично и очно  ее интересы в мировом суде Старого Оскола по частному обвинению меня якобы в совершении уголовно-наказуемого преступления клеветы носило заведомо неправосудный характер хотя бы и в том, что Плутахина М.А., очевидно,  подменила часть№2 статьи№128.1 УК РФ на часть№1 статьи№128.1 УК, а ответчик Скурятин подписал ордер от себя как от адвоката  на очное  представление такого заведомо ложного обвинения меня  со стороны Плутахиной в мировом суде  Старого Оскола и являлся на одно из заседаний в мировой суд в таком своем официальном качестве адвоката. А ведь должен был отказать Плутахиной и сам отказаться от представления ее интересов, так как не было никакого преступления с моей стороны на сентябрь 2019 года в моей Петиции (Манифесте) на сайте change.org, так как в этой Петиции я употребил глагол «я рассуждаю». А суждения граждан не могут становиться предметом судебных разбирательств, как гласит все тот же Обзор практики  Президиума Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г. - по искам о защите чести и достоинства, уважаемый суд апелляционной инстанции.              

Как   указано в том же самом законе РФ о противодействии коррупции, способами борьбы с коррупцией будут: 1) формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению – оттого-то я подал  иск в Старооскольский городской суд, так как я думаю, что я исполняю закон  о противодействии коррупции в российской адвокатуре, и у меня подлинно нулевая терпимость к некоторым  безответственным адвокатам-обладателям правового инфантилизма  вроде гр. РФ по ФИО Скруятин Георгий Иванович; 2) признание, обеспечение и защита судом апелляционной  инстанции моих основных прав и свобод как человека и гражданина- права по статьям 23 и 24 Конституции РФ, права по статье №8 Конвенции прав человека и гражданина 3) соблюдение принципа законности и неотвратимости справедливого наказания/гражданской ответственности в виде компенсации мне морального вреда  за совершенное  ответчиком реальные    противозаконные исполнения заведомо несоответствующего нормам Конституции , УПК РФ, ГК РФ поручения нотариуса Плутахиной М.А.; 4) сотрудничество государства (Судебной власти) и физлица (меня) во имя противодействия  реальным правонарушениям ГК РФ и Конституции РФ Скурятиным Георгием Ивановичем. Я с осени  2019  начал испытывать и испытает по настоящее время  глубокие нравственные страдания от подрыва ответчиком моего права на выражение мнения, суждений, и на распространение информации по общественно-значимым вопросам в сети Интернет, в связи с чем факт причинения мне морального вреда ответчиком –адвокатом  преюдицируется/презюмируется, ибо    сам факт незаконного   подложного уголовного сопреследования меня   свидетельствует  об осознанном деструктивном нарушении ответчиком  моих неотчуждаемых нематериальных прав в правовом российском государстве с верховенством Конституции и федеральных Законов.

Также в рассматриваемом гражданском деле прямо применяется ст №309 ГК РФ: « обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательств и требованиями закона и иных обязательств». В моем случае такими обязательными требованиями законов для  эффективного и добросовестного исполнения их моим   ответчиком Скрутяным Г.И.  и являются, как  я уже писал  выше, ст.1,10, 309 ГК РФ, ст.ст.№№ 3,9,10 Конвенции по правам человека, ст.ст.№№2,15,17, 21,28 Конституции РФ, присяга адвоката РФ, соответствующие Закон РФ об Адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвокатов РФ.

                    "Российская газета", уважаемый суд апелляционной инстанции, также публиковала 16.07.2020 два постановления пленума Верховного суда, которые юристы РФ уже назвали прорывными. По сути, у нас закрепляются элементы прецедентного права. "Судебная практика должна быть единой по всей стране. Не может быть каких-то особенных – рязанских, уральских, старооскóльских или белгорóдских - трактóвок федеральных законов, Конституции РФ. Мы должны понимать, что по типовому делу сюрпризов не будет, судьи решат, как полóжено, а не как им заблагорассудится" - посчитали судьи ВС РФ. " А выводы первой и апелляционной инстанции дóлжно проверять на предмет соответствия правовым позициям  по аналогичным делам.  Если нижестоящие инстанции субъектов РФ рассудили как-то по-своему, вынесенные  ими решения надо отменить".

В судебных спорах граждан с адвокатами, действующими публично и от лица Российской Федерации именно сам гражданин (физическое лицо, я)- наиболее слабая сторона в гражданско-правовом судопроизводстве, а поэтому Белгородскому областному суду  необходимо эффективно применять  принцип  "мagis de bono quam de malo lex intendit" – "закон склоняется в пользу хорошего, а не плохого". И самому подчиниться как силе и благу  статьи№2,п.№3 статьи№17 и 23 Конституции РФ.

На  основании изложенного, руководствуясь статьями 320-322, 328 Гражданского процессуального кодекса РФ,

законно и обоснованно прошу:

Отменить  полностью решение Свердловского районного суда  от 22 08 2022  года г. по гражданскому делу№2-1951/2022 от меня -  гражданина РФ Олега Яновича Поддубномого -  о взыскании компенсации морального вреда с адвоката Скурятина Георгия Ивановича, причиненного мне с его стороны    сопредставлением и соподдержанием им в мировом суде доказательств, добытых с грубыми и множественными  нарушениями  действующих федеральных законов РФ.

Принять новое решение по гражданскому делу№2-1951/2022,  которым признать мое единственное исковое требование законным и достоверным, и удовлетворить его в полном объеме – взыскать с адвоката Скурятина Георгия Ивановича за его реальных актов 20 нарушения действующего федерального законодательства справедливую  компенсацию  морального вреда в размере скромной и обоснованной  в самом иске моей честностью и высоким уровнем моего правосудного мышления  суммы  в 2 млн руб РФ.

А в прикрепленном файле- апелляционное определение антисудьи Тертышниковой С.Ф. Сограждане, подавайте ей как можно больше отводов, если она и вам попадется в коллегию по гражданским делам в апелляционной инстанции, а в качестве ее некомпетентности и заинтересованности в неправосудном разрешении дела приводите копию ее апелляционного определения, которое я для всех вас загрузил ниже !


Прикреплённые файлы:

Комментировать

Для того чтобы оставить комментарий вам нужно зарегистрироваться или войти под своим логином и паролем

Комментарии

Нет комментариев